Мои любимые стихотворенья

Маленькое стихотворение из книги"Час Презрения"Анджея Сапковского,которое я очень люблю и часто вспоминаю:
Ты в крови.
Лицо и руки.
Вся в крови твоя одежда.
Так гори!!
Прими же муки!!
Фалька,изверг,брось надежду!!
 
Последнее редактирование модератором:

PainKiller

Пастафарианец
Команда форума
Супер Модератор
Полный цикл "Пляски смерти".
1

Как тяжко мертвецу среди людей
Живым и страстным притворяться!
Но надо, надо в общество втираться,
Скрывая для карьеры лязг костей...

Живые спят. Мертвец встает из гроба,

И в банк идет, и в суд идет, в сенат...

Чем ночь белее, тем чернее злоба,

И перья торжествующе скрипят.



Мертвец весь день труди'тся над докладом.
Присутствие кончается. И вот -
Нашептывает он, виляя задом,
Сенатору скабрезный анекдот...

Уж вечер. Мелкий дождь зашлепал грязью

Прохожих, и дома, и прочий вздор...

А мертвеца - к другому безобразью

Скрежещущий несет таксомотор.



В зал многолюдный и многоколонный
Спешит мертвец. На нем - изящный фрак.
Его дарят улыбкой благосклонной
Хозяйка - дура и супруг - дурак.

Он изнемог от дня чиновной скуки,
Но лязг костей музы'кой заглушон...
Он крепко жмет приятельские руки -
Живым, живым казаться должен он!

Лишь у колонны встретится очами
С подругою - она, как он, мертва.
За их условно-светскими речами
Ты слышишь настоящие слова:

"Усталый друг, мне странно в этом зале". -

"Усталый друг, могила холодна". -

"Уж полночь". - "Да, но вы не приглашали

На вальс NN. Она в вас влюблена..."



А там - NN уж ищет взором страстным
Его, его - с волнением в крови...
В ее лице, девически прекрасном,
Бессмысленный восторг живой любви...

Он шепчет ей незначащие речи,
Пленительные для живых слова,
И смотрит он, как розовеют плечи,
Как на плечо склонилась голова...

И острый яд привычно-светской злости
С нездешней злостью расточает он...
"Как он умен! Как он в меня влюблен!"

В ее ушах - нездешний, странный звон:
То кости лязгают о кости.

19 февраля 1912



2

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Всё будет так. Исхода нет.

Умрешь - начнешь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

10 октября 1912



3

Пустая улица. Один огонь в окне.
Еврей-аптекарь охает во сне.

А перед шкапом с надписью Venena,
Хозяйственно согнув скрипучие колена,

Скелет, до глаз закутанный плащом,
Чего-то ищет, скалясь черным ртом...

Нашел... Но ненароком чем-то звякнул,
И череп повернул... Аптекарь крякнул,

Привстал - и на другой свалился бок...
А гость меж тем - заветный пузырек

Сует из-под плаща двум женщинам безносым
На улице, под фонарем белёсым.

Октябрь 1912

Venena - Яд (лат.).


4

Старый, старый сон. Из мрака
Фонари бегут - куда?
Там - лишь черная вода,
Там - забвенье навсегда.

Тень скользит из-за угла,
К ней другая подползла.
Плащ распахнут, грудь бела,
Алый цвет в петлице фрака.

Тень вторая - стройный латник,
Иль невеста от венца?
Шлем и перья. Нет лица.
Неподвижность мертвеца.

В ворота'х гремит звонок,
Глухо щелкает замок.
Переходят за порог
Проститутка и развратник...

Воет ветер леденящий,
Пусто, тихо и темно.
Наверху горит окно.
Всё равно.

Как свинец, черна вода.
В ней забвенье навсегда.
Третий призрак. Ты куда,
Ты, из тени в тень скользящий?

7 февраля 1914


5

Вновь богатый зол и рад,
Вновь унижен бедный.
С кровель каменных громад
Смотрит месяц бледный,

Насылает тишину,
Оттеняет крутизну
Каменных отвесов,
Черноту навесов...

Всё бы это было зря,
Если б не было царя,
Чтоб блюсти законы.

Только не ищи дворца,
Добродушного лица,
Золотой короны.

Он - с далеких пустырей
В свете редких фонарей
Появляется.

Шея скручена платком,
Под дырявым козырьком
Улыбается.

7 февраля 1914
 

МВольная

Промінь Заходу
Весно, що за чудо ти
Твориш в моїй груди?
Чи твій поклик з мертвоти
Й серце к жизні будить?
Вчора тлів, мов Лазар, я
В горя домовині —
Що ж се за нова зоря
Мені блисла нині?
Дивний голос мя кудись
Кличе — тут-то, ген-то:
"Встань, прокинься, пробудись!
Vivere memento!"

Вітре теплий, брате мій,
Чи твоя се мова?
Чи на гірці світляній
Так шумить діброва?
Травко,чи се, може, ти
Втішно так шептала,
Що з-під криги мертвоти
Знов на світло встала?
Чи се, може, шемріт твій,
Річко, срібна ленто,
Змив мій смуток і застій?
Vivere memento!

Всюди чую любий глас,
Клик життя могучий…
Весно, вітре, люблю вас,
Гори, ріки, тучі!
Люди, люди! Я ваш брат,
Я для вас рад жити,
Серця свого кров'ю рад
Ваше горе змити.
А що кров не зможе змить,
Спалимо огнем то!
Лиш боротись значить жить…
Vivere memento!

(с) Іван Франко
 

_oO

New Member
Осень идёт,
Скрипка поёт,
Душе моей
Долго рыдать,
Снова страдать
Вместе с ней.

Ночь настаёт,
Душно мне, бьёт
Полуночный час,
Вспомнится мне
Ушедших дней
Боль ещё раз.

Выйду во двор,
Ветер, как вор
Под буйный свист
Пылью завьёт,
Меня несёт,
Как мёртвый лист.
 
Твой друг назвал меня принцессой,
А ты сказал, скрывая страх:
"Таких принцесс в старинных сказках
В конце сжигали на кострах!"
Я непонятно одеваюсь,
И очень медленно хожу.
И очень страшно улыбаюсь,
И дикий ужас навожу.
И взглядом обладаю странным,
И очень тихо говорю.
И вся в каких то жутких тайнах
И часто в зеркало смотрю.
А дома странные бутылки
Держу я не для красоты.
И в волосах моих опилки,
Сухие листья и цветы.
А ночью, под твоим окошком
Я пролетаю на метле,
А в полночь превращаюсь в кошку
И Книгу Книг держу в столе.
И чтобы я тебя не съела,
Смотреть боишься мне в глаза...

Сказать тебе я не успела
Да милый, ведьма я, вот это да!
 

Natysik

New Member
А.Фет
Шопот, робкое дыханье,
Трепи соловья,
Серебро и колыханье
Сонного ручья,
Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца
Ряд волшебных изменений
Милого лица,
В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слёзы,
И зоря, зоря!..
 
Я ненавижу время бег
За то, что так летит оно!
Я одинокий человек,
Грущу в своем немом кино
О мой герой ты так далёк…
Не в расстоянии беда,
И только дождь понять все смог -
Он тихо падал на глаза.

Размыты кадры, кончен фильм
И зал пустует, как всегда.
Пора смывать нам этот грим
Кому-то с сердца, ну, а мне с лица.
На завтра мне все тот же рок ,
Все та же роль – она одна,
И только дождь понять все смог ….
Он тихо падал на глаза!​
 

Kitsune

ушла...
этот стих написала моя любимая подруга!!!!




Я одному тебе лишь верю,

Я лишь одним тобой дышу

И зная, что закрыты двери

Я все равно к тебе спешу

Ты был и есть моей мечтою

По ком схожу я так с ума

И быть хочу я лишь с тобою

Но мир не верит в чудеса

А что мне мир

Ведь он так тесен, безжалостен и столь глумлив

И полон он лишь грустных песен

А голос ветра так пуглив

Но миг моей любви беспечен

Он дарит крылья мне свои

А сердца дух мой бесконечен

Как сон в таинственной ночи.......
 

Lacoste

<b><font color="magenta">*:Храбрая Моська:*</b>
Модератор
Очень люблю этот сонет Шекспира:in_love:

Ее глаза на звезды не похожи,
Нельзя уста кораллами назвать,
Не белоснежна плеч открытых кожа,
И черной проволокой вьется прядь.

С дамасской розой, алой или белой,
Нельзя сравнить оттенок этих щек.
А тело пахнет так, как пахнет тело,
Не как фиалки нежный лепесток.

Ты не найдешь в ней совершенных линий,
Особенного света на челе.
Не знаю я, как шествуют богини,
Но милая ступает по земле.

И все ж она уступит тем едва ли,
Кого в сравненьях пышных оболгали.


Перевод С.Маршака
 

Нюрка

psyche
залезай ко мне под стол
у меня есть трамадол
в парафиновых зрачках
небо сине-серых смол
стая розовых слонов
стопка разноцветных слов
грустный вечер у реки
и осенний дым костров
виноградная заря
есть стакан. в стакане яд.
рядом - смысл бытия
(только он не для меня)
лица странные везде
полосатый теплый плед
нарисованный мелками
на асфальте человек
все что в счет и что не в счет
нежный шарфик под плащом
песенка про Hollywood
и чего-то там еще..
у меня есть трамадол
залезай ко мне под стол..

(с) Rain (гитарист ОП)
 

sexy_medved

Cansei De Ser Sexy
Она любит запах новой мелованной бумаги,
Чистит зубы пастой цвета французского флага,
У неё в серванте - три набора хрустальных бокалов,
Сколько бы ни купила спичек, всегда оказывается мало,
У неё в холодильнике - банка засахаренной намертво вишни,
Она ждёт писем от тех, кто ей никогда уже не напишет,
Она греет руки, пряча их между своих коленок,
Ей хотелось бы спальню с зеркалом во всю стену,
И ещё хотелось бы летней грозы с раскатами грома,
Чтобы сидеть маленькой на лавочке у бабушкиного дома,
Болтать ногами, откусывать от пирога со сливой
И чувствовать себя счастливой, совершенно счастливой...

(c) Елена Касьян.
 

...другая...

космос))
это нужно суметь:
так спокойно обнять человека
без истерик, без страсти, без слез
просто нежно и просто тепло
ты был рядом
и где-то внутри стало очень светло
и все старое
вдруг отошло
назад
и от света
почти что болели глаза
и от мыслей боялась сойти с ума
мне не плакалось
не говорилось
не пелось...
я бы справилась
справилась с этим сама

но тебя отпускать
не хотелось.
(с) птица без имени


Если листья, то вихрем и ворохом.
Если письма то рвать и жечь
И взрывать – сыпь побольше пороху,
Чтобы громче, ярче гореть.

Если море, то бездонно-горькое.
Если солнце, то в нем топить,
Утонуть с ним и ранней зорькою,
Алой вечностью восходить.

Если звезды, то наших тусклее глаз.
Если месяц, то молодой.
Пусть стареют и гаснут заместо нас -
Не для наших вершин покой.

Пусть наградой не удостоило,
Но с землею нас не сравнять:
Если в ад, то оно того стоило!
Если в рай, то тебя охранять.
(с) это Анна.
 

KENT8

Люблю выпить :)
Из журналов несказанного гламура
«Фотошопом» подведёны до прекрас
То ли люди, то ли куклы, то ли мурла
Глянцевито зыркают на нас.

Продаются кто за рупь, а кто — за сто,
Популярные никто.

А потому, что удивительное — рядом,
Потому, что телевизор — как окно,
Потому что шоу-бизнес с гей-парадом
И с гламуром заодно.

Перестало время сыпать оплеухи,
Поменяло поцелуи на плевки
И кикиморно — стареющие шлюхи
Пишут книги наперегонки.

Продаются кто за рупь, а кто – за сто,
Популярные никто.

А потому, что удивительное — рядом.
Потому что этот шлюшный книжный ряд
Что-то вроде кругового хит-парада —
Алфавита гей-парад.

Перед — в зад. Живот — в плечо. Как сельди в бочках
Сотворяют неземные чудеса —
Пришивают к макияжным оболочкам
Буратиньи голоса и словеса.

Продаются кто за рупь, а кто — за сто,
Популярные никто.

А потому что удивительное — рядом,
Потому что покупается оно,
Потому что телевизор, с гей-парадом
И шоу-бизнес — заодно.
 

Kitsune

ушла...
кое что из прошлого......

"Когда.."
Я понял ценность времени,
когда его осталось мало.
Я понял важность имени,
когда его уже не стало.

Я распознал в глазах неправду,
когда было слишком поздно,
Я не заметил свои раны,
не сдохнуть стало сложно.

Я в свете не увидел тени,
когда я погрузился в мрак.
Я не заметил той ступени,
когда я стал не друг, а враг.



стих написал очень хороший знакомый..

Закрылось сердце и одиночество пришло,
Хоть не один ты засыпаешь по привычке,
Не чувствуешь себя любимым уж давно,
Любовью называешь всё, но лишь в кавычках.

А хочется ведь верить, что любви не существует,
Тогда все станет на свои места, определится.
Ну почему-то по несуществующей любви тоскуешь,
И очередную ночь подряд тебе совсем не спиться.

К нам одиночество пришло не с пустоты.
Лишь чему-нибудь могло прийти оно на смену.
Вместо того, чтоб верно возводить мосты,
Возводим, почему-то, перед собою стены.
 
Последнее редактирование:

golden idol

не впервой
Роберт Рождественский
***
Я в глазах твоих утону, можно?

Я в глазах твоих утону - Можно?
Ведь в глазах твоих утонуть - счастье!
Подойду и скажу - Здравствуй!
Я люблю тебя очень - Сложно?
Нет не сложно это, а трудно.
Очень трудно любить- Веришь?
Подойду я к обрыву крутому
Падать буду - Поймать успеешь?
Ну, а если уеду - Напишешь?
Только мне без тебя трудно!
Я хочу быть с тобою - Слышишь?
Ни минуту, ни месяц, а долго
Очень долго, всю жизнь- Понимаешь?
Значит вместе всегда - Хочешь?
Я ответа боюсь - Знаешь?
Ты ответь мне, но только глазами.
Ты ответь мне глазами - Любишь?
Если да, то тебе обещаю,
Что ты самой счастливой будешь.
Если нет, то тебя умоляю
Не кори своим взглядом, не надо,
Не тяни за собою в омут,
Но меня ты чуть-чуть помни...
Я любить тебя буду - Можно?
Даже если нельзя... Буду!
И всегда я приду на помощь,
Если будет тебе трудно!
 

Osha

enchante
ПРІОРИТЕТИ



Програти душу в казино –
Це все ж зручніше, ніж мільйон.
Розлити честі казанок –
Це не так прикро, як бульйон.

Розбита зранку чашка кави –
Це гірше, ніж пролита кров.
І в офісі щоденні справи –
Вони дорожчі за любов.

І клятва не така важлива,
Якщо вечірка на кону.
Й кохана зовсім незрадлива,
Якщо хтось вчасно повернув.

Забути про важливу дату –
Зручніше, ніж про гаманець.
Й кар’єру краще розвивати,
Ніж йти з коханим під вінець.

Ніч з незнайомцем – це нормально,
Якщо є вигода взамін.
А вірність – це все так банально.
Душа і тіло хочуть змін.

Цигарка і коньяк у барі –
Солодші за домашній суп.
Купити одяг на базарі –
Хай краще вирвуть цілий зуб.

Пройти повз сльози і страждання –
Це звична річ на кожен день.
А як захочеться кохання –
Ми з кимось душу відведем.

От тільки, якщо серце, раптом,
В душі зненацька заболить –
Не укладем угоду з Часом,
Він не поверне жодну мить…

взято з
 

TaboriT

Member
Душа обісрана мовчить.
Чому?! А ви ж бо, педарюки кляті
Не здогадалися, чому?!!
Та ж повен рот її гівном!!!
Який псалом, яка осанна,
Які ще радощі земні
Знайдуть її в отім багні
Брунатнім?! Часом знатнім
ЇЇ окрилять, піднесуть?!
Стомився. Хоч на мить заснуть.

А ти, доношений козаче,
У тата й маму крюк свинячий,
Чи не набовтався в сечі?
Лежиш на крижаній печі
Та й мариш любим псевдобратом,
Твоєї сраки вірним катом,
Чекаєш на тепло, пердло?

Стомився... хоч на мить заснуть.
Забути все. На мить забуть.
Душа обісрана мовчить.
Пускає бульки
В Космос.
Андрій СЕРЕДА
 

A. de Resto

.Графиня.
прямо гимн последних 6 месяцев

Морозно, и наглухо заперты двери.
В колонках тихонько играет Стэн Гетц.
В начале восьмого, по пятницам, к Вере,
Безмолвный и полный, приходит пи*дец.

Друзья оседают по барам и скверам
И греются крепким, поскольку зима.
И только пи*дец остается ей верным.
И в целом, она это ценит весьма.

Особо рассчитывать не на что, лежа
В кровати с чугунной башкою, и здесь
Похоже, все честно: у Оли Сережа,
У Кати Виталик, у Веры пи*дец.

У Веры характер и профиль повстанца.
И пламенный взор, и большой аппетит.
Он ждет, что она ему скажет «Останься»,
Обнимет и даже чайку вскипятит.

Но Вера лежит, не встает и не режет
На кухне желанной колбаски ему.
Зубами скрипит. Он приходит на скрежет.
По пятницам. Полный. И сразу всему.

а вот последних 6 часов

Вера любит корчить буку,
Деньги, листья пожелтей,
Вера любит пить самбуку,
Целоваться и детей,
Вера любит спать подольше,
Любит локти класть на стол,
Но всего на свете больше
Вера любит проебол.

Предлагали Вере с жаром
Политическим пиаром
Заниматься, как назло -
За безумное бабло.
Только дело не пошло -
Стало Вере западло.

Предлагали Вере песен
Написать, и даже арий,
Заказали ей сценарий,
Перед ею разостлав
Горизонты, много глав
Для романа попросили -
Прямо бросились стремглав,
Льстили, в офис пригласили -
Вера говорит "Все в силе!"
И живет себе, как граф,
Дрыхнет сутками, не парясь,
Не ударив пальцем палец.

Перспективы роста - хлеще!
Встречу, сессию, тетрадь -
Удивительные вещи
Вера может проебать!

Вера локти искусала
И утратила покой.
Ведь сама она не знала,
Что талантище такой.

Прямо вот души не чает
В Вере мыслящий народ:
Все, что ей ни поручают -
Непременно проебёт!

С блеском, хоть и молодая
И здоровая вполне,
Тихо, не надоедая
Ни подругам, ни родне!

Трав не курит, водк не глушит,
Исполнительная клуша
Белым днем одной ногой -
Все проёбывает лучше,
Чем специалист какой!

Вере голодно и голо.
Что обиднее всего:
Вера кроме проебола
Не умеет ничего.

В локоть уронивши нос,
Плачет Вера - виртуоз.

"Вот какое я говно!" -
Думает она давно
Дома, в парке и в кино.

Раз заходит к Вере в сквер
Юный Костя - пионер
И так молвит нежно: - Вер, -
Ей рукавчик теребя, -
Не грусти, убей себя.
Хочешь, я достану, Вер,
Смит-и-вессон револьвер?
Хочешь вот, веревки эти?
Или мыло? Или нож?
А не то ведь все на свете
Все на свете
Проебёшь!

Вера Полозкова
 

Kolombina

киця
Мерцая желтым язычком,
Свеча все больше оплывает.
Вот так и мы с тобой живем
Душа горит и тело тает.

(А. Тарковский)​
 

Fenimor

Торговец чёрным деревом
Антихрист


Я мысли исповедую блокноту,
В нелепой спешке ручка рвет листы
И чертит траекторию полета
Души, словно сорвавшейся звезды.
На Лобном месте крест установили,
Над тем крестом темнели небеса...
А он умело разыграл бессилье,
И что перед вечным раем три часа!
Вокруг - толпа взбесившегося сброда -
Не каждый день спасителей казнят!
Он усмехался и молился богу:
"Прости... Они ж не знают, что творят".
Я мысли исповедую блокноту,
Ничто не нарушает тишины.
Распяли в этот день еще кого-то,
Был этот "кто-то" сыном Сатаны.
Ему не тридцать три. Ему семнадцать.
Он любит жизнь. Не хочет умирать.
Но лучше смерть, чем жить и поклоняться,
И кто умрет - нетрудно угадать.
Когда неравен бой - одно решенье -
Хоть нескольких с собой успеть забрать.
Убийцам не вымаливал прощенья -
Ему на третий день не воскресать.
Совсем один - и силы быстро тают.
Но для него есть только этот путь.
А руки, что сейчас ножи сжимают,
Вчера ласкали Магдалины грудь.
Но та ушла, раскаявшись в поступках,
Ей можно безнаказанно предать
Он понял, что любовь бывает шуткой
И незачем впустую горевать.
Да, он один. Его убьют втихую -
Того, кто стадо гордо презирал.
Того, кто не со всеми, кто другую
Сам по себе дорогу выбирал.
И вот - распят. Карателям - награды.
И в землю врыт, и перевернут крест,
А солнце скрыто занавесом Ада
Звучи, заупокойный благовест.
Он никогда из гроба не восстанет,
Убит и не жалеет ни о чем.
Никто не вспомнит тайное деянье
И тьму над перевернутым крестом.
Немного их, отрекшихся от рая,
Быть может, точно также их распнут.
Нет, будет, как сказал он, умирая:
"Я умер. Пусть же сильные живут."
Я мысли исповедую блокноту,
Спешу, боясь с признаньем опоздать.
Распяли в этот день еще кого-то,
Он дал мне право это написать.
Я думаю, что прожил он на свете
Свои семнадцать беспокойных лет
Затем, чтоб через два тысячелетья
О нем безвестный написал поэт.


/Е.Трубицына/
 

Kitsune

ушла...
сегодня после работы купи что-нибудь к чаю:
сегодня один человек визит нанесёт к шести.
он не признается, что скучает, но он скучает,
когда обстоятельства вас никак не могут свести.

так принимай же скорее гостя к себе, когда он
устал от речей и странствий, хлопотами измождён;
ударом жизни отправлен в очередной нокдаун
или же просто до нитки вымок под сильным дождём.

отогревай ладони его, скажи ему слово, -
затем, чтобы вечер сбылся уютен, терпок и тих,
а то, что, возможно, ты любишь кого-то другого, -
так это мы все тут, в какой-то мере, любим других.


а то, что в сомнениях маешься, губы кусая,
оплошностей после всего несбывшегося боясь, -
так это мы все, поверь, с надтреснутыми сердцами,
и всем из нас хоть однажды нашлось, с кем утратить связь.

так вот себе и живи, простые правила зная:
не гуляй в холод без шапки, надевай в дождь капюшон;
никогда в гостях не засиживайся допоздна и
успевай, пока последний транспорт ещё не ушёл...

и гость собирается, вот он стоит на пороге:
быстро была исчерпана вечерняя благодать.
ты ему напоследок желаешь лёгкой дороги,
и он успевает уехать. мог бы и опоздать.
 

Kitsune

ушла...
Ты ушла. Почему? Я не знаю.
Ты вернулась – тебя не понять.
Ты пришла в распустившемся мае,
Чтоб в цветущем июне сбежать.

Ты бежишь от любви - возвращаясь.
Чтобы вновь от нее повернуть.
Вместо точки – опять запятая,
Словно кругом очерчен твой путь.

Словно в поезде едешь куда- то,
А в кармане – обратный билет.
Буд-то в стужу, укрывшись халатом,
Вспоминаешь утерянный плед.

Я рассудком тебя избегаю,
А душа просит встречи опять.
Я живу распустившимся маем.
Не желаю июнь вспоминать.
 

Kitsune

ушла...
А ты думал, вернуться просто,
Вот придёшь - и начнём сначала?
Ты не знал, человек мой жёсткий,
Как я голос твой забывала.

Ты не знал, как я задыхалась
Без тебя в этих серых стенах,
Как домой приходить боялась,
Как жила, как одна болела,

Как подушку твою сжимала,
Как часы в темноте стучали,
Доброй ночи тебе желала,
А сама не спала ночами.

Ты не знал, мой недобрый милый,
Я за эти злые полгода
Перемучилась, долюбила,
И не жду твоего прихода.

И словам твоим не поддамся,
А чтоб взглядами не столкнуться
Ухожу, а ты оставайся,
Думал ты, что легко вернуться...
 

DarKnight

Member
Нет, мы борзые больно - не в Южный Гоа, так под арест.
Впрочем, кажется, нас минует и эта участь -
Я надеюсь на собственную везучесть,
Костя носит в ухе мальтийский крест.

У меня есть черная нелинованная тетрадь.
Я болею и месяцами лечу простуду.
Я тебя люблю и до смерти буду
И не вижу смысла про это врать.

По уму - когда принтер выдаст последний лист,
Надо скомкать все предыдущие да и сжечь их -
Это лучше, чем издавать, я дурной сюжетчик.
Правда, достоверный диалогист.

Мы неокончательны, нам ногами болтать, висеть,
Словно Бог еще не придумал, куда девать нас.
Все, что есть у нас - наша чертова адекватность
И большой, торжественный выход в сеть.

У меня есть мама и кот, и это моя семья.
Мама - женщина царской масти, бесценной, редкой.
Ну а тем, кто кличет меня зарвавшейся малолеткой -
Господь судья.
 

DarKnight

Member
Один из самых.....



Ладно, ладно, давай не о смысле жизни; больше вообще ни о чём таком.
Лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком.
В пятницу народу всегда битком,
и красивые, пьяные, и не мы выбегают курить - он в ботинках, она на цыпочках, босиком.
У неё в руке босоножка со сломанным каблуком,
Он хохочет так, что едва не давится кадыком.

Чёрт с ним, с мироустройством - всё это бессилие и гнилье.
Расскажи мне о том, как красивые и не мы приезжают на юг, снимают себе жилье,
Как старухи передают ему миски с фруктами для неё,
И какое таксисты - бессовестное жульё,
И как тётка снимает у них во дворе с верёвки свое негнущееся белье,
деревянное от крахмала.
Как немного им нужно, счастье моё,
как мало.

Расскажи мне о том, как постигший важное – одинок,
Как у загорелых улыбки белые, как чеснок,
И про то, как первая сигарета сбивает с ног,
Если её выкурить натощак.
Говори со мной о простых вещах:

Как пропитывают влюблённых густым мерцающим веществом,
И как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,
Как в заиндевевшем стекле автобуса
протереть его рукавом,
Говоря о мёртвом, как о живом

Как красивые и не мы в первый раз целуют друг друга в мочки, несмелы, робки,
Как они подпевают радио, стоя в пробке,
Как несут хоронить кота в обувной коробке,
Как холодную куклу, в тряпке,
Как на юге у них звонит, а они не снимают трубки,
Чтобы не говорить, тяжело дыша: «Мама, всё в порядке!»;
Как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами -
Слишком чудесные и простые,
чтоб оказаться нами

Расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «Терезу батисту, уставшую воевать»,
и закатывает глаза, чтоб не зареветь;
И как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь

Расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,
Чтобы нравиться билетёрше,
вахтёрше,
папиной секретарше;
Но, когда садится обедать с друзьями и предаётся сплетням,
Он снимает их, становясь почти Семнадцатилетним

Расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая,
Почему та одна фотография, где вы вместе, всегда нерезкая,
Как одна смс делается эпиграфом
долгих лет унижения; Как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими,
Почему мы всегда чудовищно переигрываем,
Когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
Разлюбившими

Почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале,
Почему с нами говорят на любые темы,
кроме самых насущных тем,
Почему никакая боль всё равно не оправдывается тем,
Как мы точно о ней когда-нибудь написали

Расскажи мне, как те, кому нечего сообщить, любят вечеринки, где много прессы -
Все эти актрисы,
метрессы,
праздные мудотрясы
жаловаться на стрессы,
решать вопросы,
наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху.
Расскажи мне, как на духу,
почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса,
Почему мы куски бессонного злого мяса
или лучше о тех, у мыса

Вот они - сидят у самого моря в обнимку,
ладони у них в песке,
и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз,
просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас
Даже пахнут они - гвоздика или анис -
совершенно не нами,
значительно лучше нас.
 
Верх