Бога нет!

Тема в разделе "О непознанном...", создана пользователем Satona, 17 дек 2010.

  1. Whisper

    Whisper Well-Known Member

    Регистрация:
    28 сен 2010
    Сообщения:
    1.733
    Ну так специалисты в области веры и решают !) Было бы странно , если бы было иначе , нет ?!
     
  2. Theodolit

    Theodolit Well-Known Member

    Регистрация:
    21 июн 2014
    Сообщения:
    2.031
    А это кто такие, стесняюсь спросить?
     
  3. Alexsandr

    Alexsandr Well-Known Member

    Регистрация:
    20 окт 2007
    Сообщения:
    5.322
    Хотите сказать придумывают? Сколько текстов уже нашли, которые из библии исключили? Вот вначале придумали, лишнее убрали, а потом типа аксиома?
     
  4. Whisper

    Whisper Well-Known Member

    Регистрация:
    28 сен 2010
    Сообщения:
    1.733
    Главное , не в том , придумывают или нет , - а в том , что специалисты !.. А тексты , скорее , не исключили , а не включили.
     
    Последнее редактирование: 28 июл 2016
  5. Alexsandr

    Alexsandr Well-Known Member

    Регистрация:
    20 окт 2007
    Сообщения:
    5.322
    Тексты именно исключили. Текущая библия это работа многих и многих по включению или исключению книг.
     
  6. Whisper

    Whisper Well-Known Member

    Регистрация:
    28 сен 2010
    Сообщения:
    1.733
    Атеизм шагает по планете

    В начале 1990-х, после краха СССР, атеизм потерял значительное число своих приверженцев и стал уделом «бывших». Но ситуация меняется, и атеистическое сообщество все сильнее заявляет о своих правах.

    Игры на политическом поле

    В России «новые атеисты» составляют значительный электоральный процент. Даже если поверить официальной статистике и допустить, что 74 % русских у нас являются православными, то остается еще 26%, с которыми политтехнологам приходится считаться. На самом деле этот процент больше и с каждым годом растет. В контексте трансформации идентификационного кода (для большинства соотечественников православие важно именно с точки зрения идентичности), с ростом влияния секулярной западной культуры (фильмы, музыка, спорт, либеральные ценности etc) число агностиков увеличивается. И за их голоса идет борьба.

    «Политический атеизм» громко заявил о себе в 2012 году, хотя его речи звучали в общественном пространстве и раньше. Именно тогда одно из доверенных лиц Владимира Путина на президентских выборах – Александр Невзоров – выступил с жесткими обвинениями в адрес Церкви. Тем самым он давал понять избирателям, что интересы секулярно настроенной части общества будут учтены «кандидатом номер один». Во время оно известный журналист и политик Невзоров дружил с кругом, сложившимся вокруг весьма консервативного питерского митрополита Иоанна (Снычева), неоднократно использовал в своих играх ресурсы и возможности правого крыла РПЦ. Но, трезво оценив перспективы господствующей конфессии, принял решение резко дистанцироваться от нее. В печати и в эфире стали регулярно появляться его антицерковные агитки. И говорит раскрученный журналист подчеркнуто хамски, чтобы исключить возможность полемики. Например, характеризуя клириков, Невзоров замечает: «Мы видим жирующих наглых бесцеремонных людей, которые радуются, что они востребованы царством для создания какой-то идеологии, и выжимают из этого все, что только могут». По его мнению, ни обществу, ни государству Русская православная церковь не нужна.

    Похожую позицию, завернутую, правда, в упаковку политкорректности, демонстрирует и общество «Здравомыслие». Оно поддерживает, а часто и инициирует, антицерковные выступления, радикализует протест. Скажем, оно не только принимает участие в акциях местных жителей против строительства церквей в зеленых зонах, оказывает им юридическую и информационную поддержку, как это было в московском парке Торфянка, но и выступает против развертывания патриаршей программы-200, предусматривающей строительство культовых сооружений в спальных районах Москвы.

    На какой почве растет радикализм

    В последние годы стали раздаваться голоса не только против самой многочисленной по числу верующих конфессии, но и против религиозности вообще. Например, Александр Желенин в «Росбалте»1 заявляет, что религия – это духовный обман и дезориентация человека. Для аргументации своей позиции журналист прибегает к штампам советской атеистической пропаганды: «охота на ведьм», «костры инквизиции», «гуманизация» крестом и мечом Америки. Атеист не подозревает о духовной жизни на глубине, о переустройстве внутреннего мира уверовавшего в Бога человека, который начинает заниматься делами милосердия, бережно относится к природе, обращается к творчеству. До таких мелочей автору нет дела, поскольку его интересуют только внешние стороны процесса. Действительно, скандальных тем, связанных с религией, хватает. Позитивные же часто незаметны стороннему наблюдателю. И он делает вывод, что религия остается кандалами на теле ученого, художника и вообще любого свободного человека. Идея неполитизированной свободы, свободы во Христе остается для автора тайной за семью печатями.

    Желенин утверждает, что любая религия плоха, поскольку она неизбежно рождает радикалов. Экстремизм растет на «умеренной» почве. С этим утверждением вроде бы не поспоришь: в религиозной среде, действительно, часто появляются те, кто скажут, что они постигли истину гораздо лучше остальных, и готовы будут громить и убивать тех, кто с этим не согласен. Но проблема в том, что и атеизм тоже может рождать своих монстров. Более того, он рождает тоталитарные режимы, которые страшнее любых «костров инквизиции». Коммунизм и нацизм есть беснование идеологии, замешанной на атеистических тенденциях. Поэтому в разговоре об экстремизме мы не можем забывать о том, что человек способен на жестокость и во имя Бога, и во имя борьбы с религией.

    Постмодернистские ноты

    Новые атеисты часто говорят жестким языком советских безбожников первых пятилеток. Но за ними не стоит административный ресурс. Поэтому сурово насупленные брови и громкие речи, вопреки, возможно, желанию авторов, переносят нас в атмосферу карнавала. Не того, которые устраивали товарищи во главе с Емельяном Ярославским, а постмодернистского маскарада.

    Православные акционисты, вроде Энтео, также нередко прибегают к постмодернистским жестам за гранью фола. Например, подкидывают свиную голову в фойе Художественного театра или бросают на пол работы Сидура. Неоатеизм и православный акционизм, борясь с «врагами», идут в одной связке. И, наблюдая за их фигурами поведения, можно вспомнить стихи Ивана Ахметьева: «Постмодернизм/ у нас тут/ наложился на маразм».

    Тем не менее, постмодернистская игра, несмотря на странности в некоторых регионах, сегодня существует в большинстве цивилизованных стран. Атеизм тоже стал частью этой игры. Церковь макаронного летающего монстра, Объединенная церковь бекона и другие подобные образования пародируют традиционную религиозность. Но даже в такой форме религия порождает более тесные связи и более сильное ощущение включенности в общность. Атеизм играет, но не выигрывает. Слова французского социолога Эмиля Дюргейма о том, что религиозная практика является необоримой интегрирующей силой, находят даже здесь свое подтверждение.

    В поисках смысла

    Игры с религией не освобождают человека от мировоззренческих тем. Кто я? Откуда? Зачем? Можно всегда прятаться за ширму, делать вид, что ничего, кроме игры, не существует. Но вертикальные проблемы все равно будут беспокоить человека.

    Многие люди честно и искренне ищут смысл жизни, духовность. Атеисты могут считать это не поиском, а заблуждением. Но все-таки и им не помешает взглянуть на верующих более добрыми глазами, понять хотя бы, что их особый язык – это тот язык, на котором часть общества передает свои тревоги, конфликты, поиски правды.

    В попытке ответа на онтологические вопросы пересекаются вера и неверие, наука и миф, фантазия. Это точка честного разговора, разговора не на публику.

    В полемике между верой и безверием большая роль отводится теории эволюции. Эволюционизм в том виде, в каком его предлагает современная наука, низводит все высшие формы к низшим. Даже мораль некоторые ученые склонны объяснять особенностями жизни приматов в стае. По их мнению, она возникла для внутригруппового употребления. «Не Бог ввел мораль, а скорее наоборот: Бог появился для того, чтобы помочь нам жить так, как мы, по нашему же мнению, должны жить», пишет американский биолог Франц де Вааль2. Однако ученый признается, что универсальные права человека лежат за пределами природной этики. Здесь многое неясно.

    Гуманизм, вопреки утверждениям неоатеизма, совместим с христианскими ценностями. Терпимость к религии позволяет думающим людям сосредоточиваться на размышлении о лучшем обществе. Вспомним хотя бы Томаса Мора, автора знаменитой «Утопии» и святого католической церкви. И сегодня наука вовсе не обязана вступать в бой с религией. Да, можно настаивать на том, что религия в устройстве общества не первична, что даже мораль имеет куда более низкое происхождение, чем мы привыкли думать. И все-таки непредвзятый атеист может согласиться с тем, что религии играют огромную жизненную роль.

    Допустим, атеизм прав, и религия не была дана свыше и появилась в процессе эволюции. Но она не чужда человечеству. «Это наше собственное создание, часть нас самих, неразрывно связанная с культурой. Нам следовало бы научиться жить с ней и учиться у нее, даже если конечная наша цель – вступить на новый путь», – говорит Вааль.

    Здравая мысль. Но что-то не видно, что отечественные атеисты готовы с ней согласиться.

    В смежных комнатах

    Вопросы веры и безверия сегодня не имеют окончательных ответов. Жизнь возникла однажды. Она не воспроизводится из неживой материи, как показал Луи Пастер. У всего живого был один прародитель, первый организм. Это не означает, что вокруг этой гипотезы стоит строить теологические концепции. Разные сферы деятельности человека не обязаны пересекаться на уровне одного мифа. У науки свой миф, у религии свой.

    Это многообразие мифов неоатеизм не учитывает. Он спорит не с современными верующими, а с архаикой (хотя, конечно, архаики сегодня хватает). В лице возрожденной духовности история рациональности сделала новый шаг. Человек стал жить в смежных комнатах. Одна из них заставлена научными приборами и бытовыми отходами науки, в другой собраны символы и связанные с ними игрушки. Рациональность обнаруживает себя здесь не в схоластических одеяниях, а в лице библеистики, исторической литургики, археологии Святой Земли и тому подобных предметов.

    Критикуя религию, новый атеизм не учитывает не только ментальность обитающих в смежных комнатах жителей, но и то обстоятельство, что в одной из таких комнат, где собраны научные аксессуары, обитает он сам. Он не понимает новой сложности современного верующего, а если вдруг и замечает ее, то называет «нецельностью», «расколотостью сознания». Но ничего похожего нет и в помине. Просто современный верующий – существо гораздо более сложное, чем это представляется неоатеизму.
     
  7. Whisper

    Whisper Well-Known Member

    Регистрация:
    28 сен 2010
    Сообщения:
    1.733
    Атеизм настаивает на своем рационализме и научности. Но под маской объективизма часто кипят страсти. Ученые нередко настаивают на своей правоте вопреки новым фактам. Они их порой просто игнорируют. Рациональность нового атеизма базируется на сциентизме. На нежелании открыть свое сердце другой реальности, которая буквально стучится в дверь. Неоатеисты признают только эмпирическую данность и ставят жирный крест на надеждах и мечтах человечества. Они не понимают, что можно жить в нескольких комнатах одновременно.

    Как можно закрыть двери в другую реальность, нам демонстрирует астрофизик Карл Саган, всю жизнь проповедовавший научный подход в выборе мировоззрения. В одной из своих книг он признается: «После смерти моих родителей я раз десять слышал голос матери или отца: они окликали меня по имени. Тысячи раз они так обращались ко мне в детстве – что-то поручали, напоминали о невыполненных обязанностях, звали к столу, заводили разговор, расспрашивали, как прошел день»3.

    В другом месте он даже «проговаривается», что «кто-то во мне все же верит в посмертное существование, и ему наплевать, есть ли хоть одно надежное доказательство в пользу этой гипотезы»4.

    И все-таки голосу из другой жизни американский ученый противопоставляет скепсис и правдоподобное объяснение: все это психологические глюки: «Исследования подтверждают, что от 10 до 25% обычных, нормально функционирующих людей по крайней мере однажды в жизни пережили яркую галлюцинацию – слышали голос или же видели какую-то фигуру там, где никого не было. Реже люди ощущают призрачный запах или получают откровение в обход органов чувств. Иногда такие видения преображают человека, меняют его судьбу, приводят к глубокой вере. Возможно, это дверь – точнее, дверца, которой ученые пренебрегают, – к научному пониманию феномена святости»5.

    Без точных данных и убедительных экспериментов астрофизик отказался признать существование жизни после смерти. Это его право. Как, впрочем, и право верующего повторить вслед за Кантом, что, если бы Бог хотел сотворить людей учеными, он бы продлил их жизнь и не стал бы призывать в мир иной, когда человек только-только достиг полноты своих умственных сил и возможностей. Наука все-таки небольшой сегмент человеческой деятельности (в то время как религия охватывает все существенные стороны бытия), и ее претензии на мировоззренческий диктат вызывают противодействие.

    В одном случае это противодействие выражается в усилении фундаментализма, в появлении, в частности, креационизма. В другом – в постановке новых проблем, от разрешения которых зависит новая форма бытования религии.

    К таким проблемам можно отнести вопрос о действии Бога в мире. Внутри христианской общины, Церкви Бог действует, играя определенную роль в судьбах верующих. Они об этом сами свидетельствуют. А как Бог действует в эволюционном процессе? Один раз запустил его и отстранился? Так примерно думали философы в эпоху Просвещения. Наверное, нет. И Он вмешивается в процессы эволюции, как и в жизнь конкретных людей. Но это вмешательство не поддается эксперименту. Мы говорим о «чудесном» устройстве материи, о необъяснимой с точки зрения эволюции поведенческой стратегии животных ит. д. ит. п. Но вещи, говорящие о Божьем присутствии в мире, невозможно вычленить при помощи научного эксперимента.

    Об этом можно и нужно говорить – честно и открыто.

    Поиски правил общежития

    К сожалению, в диалог между верой и атеизмом вмешивается политика. Политтехнологи постоянно бросают камни в воду, и общество начинает раскалываться. И каждая из сторон начинает апеллировать к власти. Государство, таким образом, превращается в арбитра. Благодаря этому церковное и секулярное общество можно раскалывать по мелочам, дергая за ниточки акционистов вроде Энтео. Можно прибегать к более сильной провокации, стравливая музеи и церковь. Можно переводить стрелки то на одних, то на других. И таким образом спускать пар и забалтывать проблемы. Словом, атеизм, как и религия, оказываются заложниками политики.

    С этим нужно как-то жить, понимая, что атеизм стал близким спутником религии. Даже внутри одного человека могут соседствовать вера и неверие.

    Многие люди вообще не могут или не хотят переступать порог церковной ограды. Но в интересах этой группы, как, впрочем, и в интересах группы верующих выстроить толерантные отношения между представителями разных мировоззрений. Новый атеизм может быть жестким и воинствующим как по форме, так и по содержанию. А может быть терпимым, если верующие и агностики не переходят красную черту, не нарушают правил общежития.

    Попытки установить эти правила – очень непростая задача. Не всегда видны даже субъекты переговоров.

    Кто, например, является голосом Церкви сегодня? Одни только иерархи? Но это чистой воды клерикализм. Заинтересованные миряне? Но с их мнением никто не считается. А ждать, когда демократические, то есть соборные начала победят, общество не может и не хочет, потому что сегодняшние проблемы надо решать сегодня.

    В любом случае диалог надо вести: в СМИ, на тех немногих теологических кафедрах, где на него готовы, в ученой среде, где богословские вопросы волнуют многих, в среде художников и писателей.

    Думается, что внутренняя установка на диалог характеризует вменяемых людей полярных мировоззрений. Невзоровский же атеизм, под влияние которого попадают многие борющиеся с клерикальными заморочками граждане, этому явно не способствует.

    Борис Колымагин
     
  8. Satona

    Satona Member

    Регистрация:
    21 май 2007
    Сообщения:
    473
    "Стесняешься спросить", - не спрашивай!
     
  9. Del

    Del Member

    Регистрация:
    17 авг 2005
    Сообщения:
    610
    This media item is not visible for you.
     
    arnisumy и vadimv нравится это.
  10. Del

    Del Member

    Регистрация:
    17 авг 2005
    Сообщения:
    610
    This media item is not visible for you.
     
    arnisumy нравится это.
  11. Marisabelle

    Marisabelle Member

    Регистрация:
    15 янв 2014
    Сообщения:
    285
    Адрес:
    Киев, ул. Горького
    А жахните пожалуйста цитатой, которую исключили , а потом поставили?
     
  12. Alexsandr

    Alexsandr Well-Known Member

    Регистрация:
    20 окт 2007
    Сообщения:
    5.322
    цитату их книг которые сжигали еще тысячи лет назад? Оригинально.

    Те книги-апокрифы, которые противоречили избранным книгам и расходились с традициями ветхозаветного предания, несли в себе след влияния языческих This link is not visible to you. и This link is not visible to you. соседних This link is not visible to you., и содержащие This link is not visible to you. практики и This link is not visible to you., а также книги, не имеющие религиозной ценности (хозяйственно-бытового, развлекательного, детского, познавательного, любовного, и иного характера), заранее строго отсеивались (иногда беспощадно уничтожались)
    .....
    И только в более свободной и просвещённой This link is not visible to you., где существовала богатейшая This link is not visible to you. древности, при переводе ветхозаветных книг на This link is not visible to you., 70 (или 72) еврейских толковников — переводчиков, после глубокого изучения, усердных This link is not visible to you. и This link is not visible to you. добавили (в греческий текст) к предыдущим 39 книгам ещё 11.
    .......
    Позже, когда This link is not visible to you., пользуясь древними This link is not visible to you. оригиналами, стали переводить Библию на современные национальные языки, то обнаружили отсутствие этих 11-ти книг во всех еврейских текстах и поспешили объявить эти книги апокрифами (хотя не запрещали их, а только объявляли их маловажными).
    _________
    Первые цензурные ограничения касаются списка неприемлемых апокрифов (текстов, не вошедших в Библию), составленных в 494 г. н. э. при римском епископе (папе) Геласии I. Почти через тысячу лет, в 1557 году ,при папе Павле IV, был выпущен «Индекс запрещенных книг» («Index liborum prohibitorum») для инквизиционных трибуналов. Примечательно, что этот список был отменен лишь в 1966 году.

    Так вам из каких книг цитаты?
     
  13. Parafinn

    Parafinn New Member

    Регистрация:
    30 окт 2016
    Сообщения:
    4
    "Бога нет," - говорят люди, а сами верят в Судьбу, Вселенную, Абсолют, "Что-то есть", Совпадение, Несовпадение, Карму, Закон сохранения энергий, Справедливость.. Да как только его не называют)))
     
  14. Theodolit

    Theodolit Well-Known Member

    Регистрация:
    21 июн 2014
    Сообщения:
    2.031
    Из всех приведённых "верований" только закон сохранения энергии допускает его экспериментальную проверку, результаты которой могут быть в подавляющем большинстве случаев предсказуемыми. Остальное из перечисленного подобным образом проверить нельзя, следовательно, это не более, чем гипотезы.
     
  15. Postoronniy

    Postoronniy Искусственный Интеллект

    Регистрация:
    8 мар 2012
    Сообщения:
    168
    И эти гипотезы легко могут быть отвергнуты, как несостоятельные, с помощью логики и здравого смысла.
     
  16. Parafinn

    Parafinn New Member

    Регистрация:
    30 окт 2016
    Сообщения:
    4
    Оно-то так, только вот возможность опровержения гипотезы - это всего лишь вопрос ее научности/ненаучности (речь о законе Поппера, но сабж ведь не об этом). Но это никоим образом не доказывает ее ложность, равно как и истинность. Иными словами, это просто другая система "верований" или, если хотите, другой подход к вопросу существования бога, а именно научный. Заметьте, один из многих.

    Если продолжать вопрос об опровержении, то тезис "Бога нет" можно опровергнуть с таким же успехом, что и обратный - "Бог есть", просто отталкиваясь от самого факта существования антитезиса, как (философской) категории. И даже заморачиваться не надо. Просто: тезис-антитезис. Спросите у софистов, они вам и не такое расскажут.

    Но! Если исходить из научного подхода, то гипотеза "Бога нет" как раз таки является ненаучной, поскольку недоказуема, или же неопровержима, с помощью методов и технологий науки. И на этом всё.
    А вопрос ее истинности, грубо говоря, существует ли тот самый "Бог", и, что важно, в какой ипостаси - это уже другая сфера дискуссии. Продолжая тем же языком, гипотеза, если она изначально субъективна (а гипотеза "Бога нет" относится к таковым, как и любая другая, касающаяся личностных представлений о действительности, как о субъективной реальности, неотделимой от сознания субъекта мысли), так вот, если гипотеза субъективна, то и вопрос ее объективной (или же универсальной) истинности, как мне кажется, некорректен. Даже чисто исходя из определений объективности/субъективности. Проще говоря, какая объективная истинность может быть в вопросе духовности, априори индивидуальном? Любая субъективная картина мира всегда истинна только потому, что она субъективна. И любое верование, во что бы то ни было, тоже истинно, если рассматривать его с точки зрения субъективной картины мира. И вот незадача-то, иначе и не получится рассматривать, поскольку верование не может быть объективным, т.е. отдельным от чьего-либо сознания. Даже звучит, как каламбур - "объективная вера". Поэтому-то истинность верований не определяется возможностью экспериментального доказательства.

    Так вот, к чему я это всё. Не к тому, что бог есть или же его нет, а к тому, что уж если выбираете научный подход, то, будьте любезны, оставайтесь беспристрастными и следуйте уж тогда соответствующему понятийному аппарату.
    И да уверует каждый, да во что захочет, и да оставят все его в покое. Аминь!
    Всем добра!)
     
    Последнее редактирование: 3 ноя 2016
    fesa нравится это.
  17. Theodolit

    Theodolit Well-Known Member

    Регистрация:
    21 июн 2014
    Сообщения:
    2.031
    Действительно?
     
  18. Stydent

    Stydent Well-Known Member

    Регистрация:
    12 май 2009
    Сообщения:
    1.246
    Александр Невзоров об оскорбленных христианах:
    Посмотрим на первые столетия новой эры. Христиане еще не очень вошли во вкус, но уже довольно быстро начали оскорбляться. В первую очередь христиан оскорбляли Гомер, Софокл, Еврипид, Эсхил и другие классики античной литературы, потому что в их произведениях упоминались другие Боги. Соответственно преподавание Гомера было запрещено, книги по возможности изымались или портились. Затем христиане начали входить во вкус и уже поняли, что оскорбляться можно по любому поводу.

    Христиан начали оскорблять античные статуи и античные храмы, храмовая культура, храмовое искусство, фрески, росписи, мозаики. И тут оскорбленные христиане, воспользовавшись тем, что приобрели вес в обществе, начали уничтожать всё. Античные статуи уничтожались тысячами, античные храмы сносились и разбивались в мелкий щебень (например храм Сераписа), сбивались мозаики, смывались фрески, любые мелкие проявления так называемого языческого культа: пустяковые веночки или лампадочки домашним Богам служили поводом для страшно оскорбленной реакции, с написанием доносов, приходом солдат и репрессиями.

    Уничтожив практически всю античную культуру, всю материальную базу античной культуры (то, что сейчас есть в музеях - это жалкие крохи того, что могло бы быть на самом деле), христиане стали искать, чем бы еще пооскорбляться. Довольно легко христиане нашли, что могло пооскорблять их религиозные чувства. Конечно – книги. До этого они уничтожили все философские школы, которые тоже оскорбляли их своим существованием, потому что не все там были их сторонниками.

    Практически все античные библиотеки, содержащие тех авторов, в которых употреблялись имена Зевса, Осириса, Изиды, Геры, Диметры, т.е. Богов конкурирующих с Богом христиан, были уничтожены. В 391 году епископ Феофил дожег, наконец, Александрийскую библиотеку (там оставалось порядка 14000 различных томов), а благочестивейший император Валент призвал собрать по всей Антиохии все книги дохристианского периода и сжечь, а если сжечь будет невозможно, то закопать в землю. В 590 году папа Григорий поставил точку в этом вопросе, приказал уничтожить все книги дохристианского характера.

    В 228 году Афиней Навкратисский в своем «Пире философов», упомянув почти 800 имен писателей, описал 1500 названий литературных произведений, которые до нас вообще не дошли. Это были плоды оскорбленности христиан. Причем никогда невозможно предугадать, что может оскорбить христиан, и до какой степени оскорбление их чувств будет сильным и неожиданным, ведь на протяжении почти 100 лет христиан оскорбляла иконопись. Иконы жгли, закапывали, дырявили, выкалывали глаза, разбивали о головы иконописцев, а руки иконописцев жгли каленым железом. Христиан оскорблял факт иконописи, правда потом ситуация поменялась и их стали оскорблять те, кого оскорблял факт иконописи, но это вопрос совершенно другой.

    Оскорблял христиан Бруно, Галилей, астрономические открытия. До такой степени их оскорбило открытие малого круга кровообращения у человека, сделанное Мигелем Серветом, что они сожгли Мигеля Сервета.

    Христиан оскорбило изобретение электричества, стоит почитать истерики попов и наших и западных по этому поводу. Оскорбляли христиан лампочки, автомобили, изобретение железной дороги, изобретение рентгена, потому что первые же полнорослые рентгеновские снимки не показали место базирования души в человеке. Оскорбил христиан Сеченов, выходом своей книги «Рефлексы головного мозга». Оскорбила анатомия и сам факт занятия ею; анатомов преследовали. Даже в XIX веке (в 1824 году) казанские семинаристы громили анатомические коллекции Казанского университета.

    То есть христиан оскорбляет всё, об этом надо всегда помнить и щадить их чувства. Но если бы все то, что их оскорбляет не получило жизни, то вероятно, человеческой цивилизации просто бы не существовало.
     
    Alexsandr, RimmaSirm и vadimv нравится это.
  19. Соня

    Соня New Member

    Регистрация:
    19 июл 2017
    Сообщения:
    2
    Каждый верит в то, что хчет.....
     
  20. vitall

    vitall New Member

    Регистрация:
    5 мар 2013
    Сообщения:
    24
    А сотона есть?
     
  21. RimmaSirm

    RimmaSirm Member

    Регистрация:
    24 апр 2015
    Сообщения:
    90
    детей нужно воспитывать правильно. детям с пеленок нужно объяснять,что правда не в книжной писульке и не в чьих-то рассказах. правда выясняется через доказывание и проверку тех или иных фактов. когда ребенок будет хорошо понимать, что верить и проверить это не одно и тоже - восприятие концепции бога у нового поколения очень хорошо переменится.

    и еще детям нужно внушать идею, что моральные ценности нужно пересматривать из года в год. мир меняется, все меняется, и представление о том,ч то такое хорошо и что такое плохо нужно усовершенствовать и регулярно обновлять. А то какие-то средневековые книжечки рассказывают нам как нужно жить... на те времена, это возможно, и неплохая идея была. но на сегодняшний день на таком банальном и примитивном уровне мир воспринимать - это вообще не вариант.
     
  22. vadimv

    vadimv Well-Known Member

    Регистрация:
    12 авг 2007
    Сообщения:
    4.599
    Средневековые - это у протестантов. А у нас в основном книжечки еще допотопные, переписанные в древнегреческие времена.
     

Поделиться этой страницей